ВОСХОЖДЕНИЕ НА ПИК УРРИЭЛЬЮ (НАРАНХО ДЕ БУЛЬНЕС) (2519 м)
ПО ЗАПАДНОЙ СТЕНЕ (МАРШРУТ "ЗИМНИЕ ГРЕЗЫ"), Испания

Второе прохождение (первое зимнее)

…Но скоро снова потянуло в горы; ведь это дьявольское искушение - ощутить
риск на грани. Смертельный риск. И в какой-то момент жизни я понял,
что мне это нужно для ощущения полноты бытия. То есть, я теряю
чувство красоты жизни и мне надо его восстановить…
"Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит  
Неизъяснимы наслаждения…"

 
Из интервью какой-то газете питерского альпиниста Лехи Никифорова, лезущего сейчас на Эверест.

ПАСПОРТ

1. Класс зимних восхождений.

2. Кордильера Кантабрика, район Пики Европы (Picos de Europa), Испания.

3. Пик Урриэлью (Наранхо де Бульнес) 2519 м, по Западной стене (маршрут "Зимние грезы").

4. Предлагается категория сложности - 6Б (второе прохождение).

5. Перепад высот - 470 м, протяженность стенной части маршрута - 505 м, из них 6 кат. сложности - 460 м. Средняя крутизна стенной части маршрута - 85 градусов.

6. Забито крючьев: скальных - 48+4*/33, закладных элементов - 275/227, скайхуков и коперхедов - 11+27*/38, шлямбурных - 31* (*- использование ранее забитых крючьев).

7. Ходовых часов команды - 74, дней - 11 (включая 5 дней обработки).

8. Ночевки: 1-5 - лежачие на подвесной платформе.

9. Команда (см. фотографии членов команды): Мошников Анатолий Иванович - ЗМС (Санкт-Петербург), Володин Виктор Геннадиевич - МС (Москва), Кленов Александр Валерьевич – МСМК (Екатеринбург), Тотмянин Николай Анатольевич - МС (СПб).

10. Выход на маршрут - 13.02.01, вершина - 23.02.01, возвращение - 23.02.01.


(Щелкни мышкой по изображению, чтобы получить увеличенный вариант [123k])

КРАТКИЙ ОБЗОР РАЙОНА ВОСХОЖДЕНИЯ

Пик Урриэлью, называемый также Наранхо де Бульнес (Апельсиновое дерево Бульнеса, 2519 м), относится к числу известнейших вершин в Испании и находится неподалеку от селения Аренас де Кабралес в Кантабрийских горах (район Пики Европы) в провинции Астурия на севере Испании. Этот район очень популярен среди альпинистов Испании благодаря своей доступности, развитой системе горных хижин и приютов и, в основном, благодаря многообразию форм горного рельефа и наличию маршрутов всех категорий сложности протяженностью от 50 до 700 м.

Пик Урриэлью, представляющий собой вершину пирамидальной формы с отвесными стенами, знаменит своей Западной стеной, имеющей перепад около 500 м. Всего на пик Урриэлью проложено 68 маршрутов с 1904 по 1998 годы.

Основные вехи NARANJO DE BULNES
5 августа 1904 - первое восхождение с cеверо-запада маркизом de Villaviciosa - Pedro Pidal.
1 октября 1906 - первое "соло" немцем Gustavo Schulze.
18 сентября 1916 - первое восхождение Alfonso Martinez, гида и замечательного человека, более 200 раз побывавшего на вершине.
31 июля 1935 - на вершине первая женщина Maria Perez, внучка первовосходителя.
04 августа 1954 - построена первая хижина у подножья стены.
21 августа 1962 - Alberto Rabada с Ernesto Iogran делают первое восхождение по ужасной Западной стене.
12 февраля 1970 - пик преобретает национальную известность после эпических спасработ с помощью вертолета для двойки испанцев, находившихся в трагической ситуации 11 дней на стене.
8 февраля 1973 - первое зимнее восхождение по Rabada Navarra, лидер Miguel Angel Gallego (в 1993 году проложил испанский маршрут в Асане), за которым следила вся потрясенная Испания.
16 апреля 1976 - Esteban Vicente делает первое зимнее соло.
8 мая 1983 - после 69 дней работы проложен маршрут "Зимние грезы".
13 июля 1995 - Pep Masip делает "соло" с четырех сторон за 15 часов!
23 февраля 2001 - четверка русских 18 лет спустя делает второе, зимнее прохождение маршрута "Sueños de invierno".

Самый сложный маршрут на Западной стене, "Зимние грезы" (это наша оценка, испанцы считают, что это - соседний маршрут "Principado de Asturias"…), впервые прошли два испанца: Хосе Гарсия Гальего и Мигель Диес Вивес в 1983 году, когда с 1 марта по 8 мая альпинисты непрерывно находились на стене в течение 69 дней (что является мировым рекордом продолжительности одного восхождения). Эти альпинисты - не новички в альпинизме, они были первыми неамериканцами, которые сделали новый маршрут на Эль-Капитане в Йосемитах. На их счету также первопрохождения и на другие известные вершины, например, такие как Транго Тауэр в Пакистане. Эти альпинисты в то время подвергались жесткой критике за увлечение модой на свободное лазание, так что они скромно сказали, "что проложили еще одну А4". Альпинисты, которые повторили часть этого маршрута летом подтвердили его трудность и даже подняли ее до А5.

С 1983 года часть маршрута "Зимние грезы" от подножия до полки Рокасолано была повторена всего два раза в летних условиях в 1984 и 1993 годах и в 1998 –попытка прохождения в зимних условиях, но опять таки без верхней части. Редкая посещаемость этого маршрута, в отличие от большинства других вызвана как предельной сложностью лазания, так и сложностью организации точек промежуточной страховки и искусственных точек опоры из-за скудности рельефа.

Подъезд к горе по автомобильной дороге из города Овиедо (Oviedo) до селения Аренас де Кабралес (Arenas de Cabrales) занимает 2 часа, далее вверх по ущелью 21 км до деревни Сотрес (Sotres) (1045 м) и далее до конца дороги до места Пондебано (Pondebano) (1212 м). Подход с грузом к основанию стены от Подебано зимой может занять целый день. У подножия стены есть современная хижина Vega Urriellu (1957 м), у нее есть постоянный хранитель. В любом случае, снаружи всегда есть укрытие, которое не закрывается. Подход от хижины к началу маршрута по некрутому скальному склону, покрытому снегом, занимает 15-30 минут в зависимости от состояния снега.

Погодные условия района характеризуются частой сменой погоды и быстрым переходом от одного состояния к другому, который сопровождается сильным порывистым, подчас ураганным ветром. Зимой восхождения осложнены низкими температурами, заледенелыми и заснеженными скалами, что усложняет поиск и без того ограниченного до минимума рельефа для организации страховки и прохождения. Скалы сложены известняками похожими на крымские. В нижней части маршрута скалы непрочные.


(Щелкни мышкой по изображению, чтобы получить увеличенный вариант [34k])

Хосе Гарсия Гальего

(Щелкни мышкой по изображению, чтобы получить увеличенный вариант [216k])

ПОДГОТОВКА К ВОСХОЖДЕНИЮ

Участники команды занимаются альпинизмом на протяжении многих лет, неоднократно участвовали в соревнованиях по альпинизму. В последние годы работали горными гидами или совершали восхождения как в горах бывшего СССР, так и за рубежом. Идею совершить восхождение на пик Урриэлью зимой по сложнейшему маршруту предложил испанский альпинист Фернандо Бехега, с которым мы были знакомы по совместным восхождениям на Эльбрус и пик Корженевской. Изучив фотографию стены и кроки маршрута, сделанные французами зимой 1998 года, мы решились пройти этот маршрут зимой …

Основной задачей перед выездом в горы было опробование и отбор личного и общественного снаряжения для прохождения маршрута. Одновременно решались вопросы по организации выезда в Испанию, изучались имеющиеся информационные материалы по погодным условиям зимой в районе восхождения, по маршруту, по тактике прохождения.

Для преодоления проблемных участков маршрута был подготовлен набор закладных элементов всех типоразмеров. Специально были отобраны около 40 мелких стопперов, различающихся геометрическими размерами и твердостью материала (от мягкого алюминия до титана). Кроме френдов маленьких размеров были взяты маленькие эксцентрики Абалакова, которые хорошо "работают" в кавернах, нередко встречающихся на известняковых скалах. Также были отобраны скайхуки различной формы и размеров. Отличительной чертой набора скальных крючьев из 40 шт. было разнообразие. Кроме обычных крючьев были взяты "топорики" для неглубоких узких трещин, копперхеды (алюминиевые головки со стальным тросиком, на снимке справа - копперхеды, оставленные предыдущими восходителями), шлямбурные крючья для подвески платформы и несколько коротких ледобуров с малым диаметром трубки для завинчивания в залитые льдом трещины.

Все остальное снаряжение для стенных маршрутов и организации ночевок на стене было "обычным" для современного альпинизма. Необычным для зимы был баул с шестью пятилитровыми полиэтиленовыми флягами для воды, т.к. первые две трети маршрута, как правило, во все времена года лишены воды.

Время для восхождения - вторая половина февраля - определилось автоматически, т.к. в декабре-январе участники команды не имели возможности выехать в горы из-за других дел, а крайний срок для проведения восхождения определялся положением Чемпионата для зимнего класса.

В качестве мер безопасности при работе на маршруте планировалось взять два мобильных телефона, чтобы в случае необходимости иметь возможность в любое время связаться с местной спасательной службой, отряд которой всегда находится в районе, где совершаются восхождения. Кроме этого два телефона могли работать в режиме раций и продлевали возможность связи без подзарядки.

ТАКТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ КОМАНДЫ

11 февраля после нескольких дней пути через всю Европу команда прибыла на автомобиле в Пондебано (1212 м) до конца дороги. В этот же день сделали одну ходку с грузом до хижины Вега де Урриэлью (1953 м) у подножия горы и увидели стену с близкого расстояния. 12 февраля закончили заброску грузов к хижине, занесли часть снаряжения под стену и провели разведку маршрута. За первые два дня договорились со смотрителем хижины и спасслужбой района о наблюдении за командой, получили дополнительную консультацию по маршруту, изучили возможные пути спуска с вершины и ухода со стены, проверили работу телефонов, зафиксировали время захода и восхода солнца, режим освещения маршрута и стены.

В ходе восхождения команда работала в соответствии с тактическим планом. На этапе предварительной обработки маршрута впереди работала двойка, основная задача которой - пройти намеченный участок маршрута и обеспечить перила для движения всей группы. Вторая двойка подносит снаряжение, чистит и спрямляет перила, поднимает грузы, ориентирует ведущего на маршруте.

13 февраля – первый день обработки. Впереди связка Кленов-Володин. Ночью начался снегопад и закончился 14 февраля во второй половине дня. Связка Кленов-Тотмянин смогла продолжить обработку маршрута лишь в 15 часов. 15 февраля: Кленов-Тотмянин - обработка маршрута, Володин - ходка в Пондебано за оставшимися продуктами, Мошников - видеосъемка и ориентирование первой связки по маршруту. 16 февраля: Володин-Тотмянин - обработка, Кленов-Мошников - подготовка платформы и баулов с грузом для подъема на стену. 17 февраля Кленов-Володин-Мошников завершили обработку (провесили перилами 4 участка маршрута) и подняли платформу и часть груза на страховочную станцию R3. Тотмянин сделал ходку вниз к машине за продуктами и за пустыми канистрами для воды.

За 5 дней работы на горе первый этап плана восхождения был выполнен. Следующий этап предполагал "отрыв" от земли всей команды. 18 февраля погода начала портиться с утра: снег и плотный туман. Двойка Кленов-Володин поднялась по перилам до конца обработанного участка и установила там платформу (бивак 1). Вторая двойка подняла баулы с грузом к платформе и спустилась в хижину. Вечером, когда снегопад прекратился, передовая связка обработала часть пятого участка и осталась ночевать на платформе. 19 февраля Кленов-Володин отработали до конца 5-й участок (первый и самый длинный участок А4). Мошников и Тотмянин поднялись по перилам с остатками груза и сняли нижние перила. 3 веревки из восьми были сброшены вниз.

20 февраля Володин-Тотмянин обработали 6-й участок (второй участок А4). Затем Мошников сменил Володина и обработал 7-й участок маршрута. 21 февраля вперед вышла связка Мошников-Тотмянин и прошла 8-й участок. Вторая связка подготовила бивак к переноске и подняла все грузы на станцию R7. Затем вперед вышли Кленов-Мошников и поднялись до конца 9-го участка, а Тотмянин и Володин по навешенным перилам вытянули весь груз к точке R9, где был устроен бивак 2. 22 февраля двойка Кленов-Володин отработала впереди до полки Рокасолано и обработала одну веревку вверх по пути первопроходителей, а двойка Мошников-Тотмянин перенесла бивак на полку Рокасолано. 23 февраля команда прошла последние веревки стены и вышла на вершину. Впереди работал А. Кленов. Спуск с вершины начали в 16.00 по маршруту "мурсиан", который оборудован стационарными спусковыми станциями. Первым по закрепленной веревке с верхней страховкой спускался Кленов, за ним таким же образом спускались Володин и Мошников. Тотмянин спускался последним по двойной веревке с последующим продергиванием. 12 дюльферов по 40-50 м и возвращение из под стены к хижине заняли 3 часа.

В связи со сложностью маршрута перила применялись на всем протяжении маршрута кроме вершинного гребня. Каждый день начинался с прохождения обработанного накануне участка, что позволяло подготовить организм к работе и начать лазание несмотря на холод (ночью температура воздуха падала до минус 7-10°С).

Первый в ведущей связке работал на двойной веревке UIAA (1+1). Для прохождения маршрута команда использовала самое современное снаряжение: веревки - фирмы "Beal", набор закладных элементов для трещин шириной от 3 до 80 мм, страховочные приспособления, зажимы и пробойник фирмы "Petzl". Наличие на маршруте станций на шлямбурных крючьях облегчало жизнь, а деревянные клинья первопроходителей и копперхеды с оборванными тросиками последующих восходителей помогали ориентироваться на стене, но затрудняли организацию ИТО и страховки, т.к. нередко занимали единственные трещины и каверны.

На маршруте соблюдался следующий режим дня: 8.00 - подъем, 9-10 - выход, спуск на бивуак последнего - не позднее 19.00. Пища готовилась из продуктов, не требующих длительной варки. Запас газа и продуктов был предусмотрен с запасом на случай непогоды. Запас воды, в случае необходимости, можно было растянуть на 2-3 дня сверх нормы. На полке Рокасолано проблем с водой не было, в расщелинах и каминах было достаточно льда.

Тактический план команда выполнила и в запланированные сроки вышла на вершину. Во все дни восхождения, когда позволяла погода, за командой велось наблюдение из хижины, каждый вечер была устойчивая связь по телефону.

Объективно оценивая техническую сложность маршрута, можно сказать, что маршрут, пройденный командой, при протяженности 500 м имеет полный набор технических трудностей и требует от альпиниста высшей скальной техники, умения работать с и.т.о. на нависающих скалах с мелким рельефом с элементами перехода на свободное лазание и обратно, применения разнообразных средств организации страховки, физической и психологической выносливости. По количеству участков 6 категории маршрут соответствует 6Б к/сл.

ОПИСАНИЕ МАРШРУТА ПО УЧАСТКАМ

R0-R3 Нависающая часть маршрута. Скалы непрочные. Рельеф в основном под мелкие и средние закладки.
R3-R7 Вертикальные скалы с мелкими зацепками и короткими трещинами. Требуется широкий ассортимент закладок.
R7-R8 Траверс влево до длиной трещины и по трещине, частично залитой льдом, вверх. Требуются френды больших размеров.
R11-R15 Крутые скалы, в верхней части проходимые свободным лазанием. Мало мест для промежуточных точек страховки и ИТО.

Логика маршрута: низ стены идется вдоль главной оси нависания, правее грота, средняя и верхняя части идутся по диретиссиме.

Для работы на маршруте хорошо иметь веревки длиной не менее 50 м как для подъема, так и для спуска. При меньшей длине не хватит веревки от станции до станции.

На протяжении всего маршрута встречаются деревянные клинья, которые служат хорошим ориентиром.

Тотмянин: Стена с видом на Запад.

Для меня легче сводить альпинистов на пик Победы, чем написать об этом. Пик Урриэлью взял себе часть каждого из нас. Он же наградил нас гаммой эмоций и ощущений, которые невозможно описать словами.

На обычной шестерке: одна веревка, вторая, третья... - и так целый день. На "Зимних грезах": один метр, второй, третий... - и так целый день. Погода хорошая, светит солнце, но на нашем маршруте температура ниже 0, т.к. он в тени. Первому жарко, потому что он лезет на ИТО, каждая из которых держит вопреки всем законам физики.

Движение по перилам на этом маршруте - увлекательное занятие. На какой еще горе, находясь на маршруте, увидишь только что пройденный участок с расстояния 2-3 десятков метров от стены. На подвесной платформе внутри палатки забываешь, что она висит над бездной. Спишь лежа: не как в хижине, но тоже ничего. Важная особенность маршрута: даже зимой на нем нет снега или льда, т.е. нет воды!

Мы достигли того возраста, когда регалии и знаки различия не играют особой роли. Команда в таком составе собралась впервые, но работала как хорошо отлаженная машина. Пик Урриэлью стоит того, чтобы увидеть его воочию, а пройти сложнейший маршрут в хорошей компании при исключительно благоприятной погоде, когда внизу тебя ждут друзья, - это счастье!

Мошников. (см. фотографии моментов восхождения)

Конечно, сухие строки отчета не могут отразить всю гамму личных переживаний и передать полноту ощущений испытанных в этом приключении.

После бурных событий осеннего чемпионата России в Йосемитах (США) потянулись серые тоскливые будни, занятые текущей работой, составлением планов и прочим. Погода не радовала и, только воскресные выезды на скалы вселяли надежду, что все проходит, и зима не за горами… Велись вялые разговоры о поездке и восхождении на Маттерхорн, когда неожиданно пришли по e-mail фотографии и статья о зимнем восхождении на какой–то пик Урриэлью в Испании от нашего друга Фернандо. Несколько дней изучения информации и переговоров изменили настроение. В душе зазвучала музыка, и дальние страны снова властно позвали в дорогу.

Конечно, подготовка заняла много времени. Надо было пригласить хороших друзей в это путешествие (к сожалению не все смогли принять участие), получить визовую поддержку (спасибо Жану Клоду Мармье), поскрести по сусекам и добрать по друзьям нужное снаряжение и много чего другого.

Объяснить дома, почему ты снова уезжаешь, подчас труднее, чем сходить на гору!

Вообще-то, ясного понимания, на что мы решились, не было. Только ощущение полета, когда ночью просыпаешься в холодном поту, захлебнувшись от крика и пустоты срыва и непоправимости произошедшего. И отходишь уже на кухне, где, попив водички, успокаиваешь себя, что это лишь сон, хотя, как оказалось, частично сбывшийся. Никто точно не знал когда мы стартуем. Но все-таки это произошло. Совершенно измотанные от количества дел, свалившихся перед отъездом, мы были счастливы покидать все снаряжение и продукты в машину и морозным ранним утром (машина, как назло не завелась) двинуться навстречу приключениям.

У нас (я и Тотмянин) была шенгенская виза, транзитные финская и шведская, страховки и билеты на паромы. А впереди - 3400 км в один конец. Наверное, я бы не решился ехать на машине, если бы знать все заранее. Но в любом случае, это - хорошее испытание и требует совместных действий экипажа на всем протяжении пути. Потеряться, даже имея подробные карты, можно очень легко. Хотя сначала особых проблем не было. Мастер-карта освобождала нас от обменов валюты, а друзья, раскиданные волею судьбы по всему свету, были рады нежданной встрече, а душевные разговоры и приют вселяли в нас уверенность, что дорогу осилит едущий…

Конечно, не обошлось и без курьезов, когда усталая от перегруза и 95-го бензина машинка вдруг встала на авторуте, хорошо еще, что недалеко от стоянки, и мы затолкали ее обратно. Дружными усилиями быстро сдернули карбюратор и, немного повозившись, уговорили нашу машину продолжить путь. А на пароме прилично одетый немец, предвкушавший приятную компанию горячих шведских парней, отказался ехать с нами в одной каюте. Но мы на него не обиделись - немец все-таки.

В Chamonix забрали Витю Володина с Сашей Кленовым, отчаявшихся нас увидеть. Но были полны оптимизма. И даже жесткий мороз и лавины Гран Жораса не смогли сломить русского духа в них. Франция промелькнула на высокой скорости по отличным дорогам, оставив в душе счастливое ощущение праздника, запах вкусного кофе и детский смех на придорожном скалодроме.

...Уже в ночи, не встретив ни одного пограничника, как впрочем и прежде, при переезде из Финляндии в Швецию и далее в Германию и Францию, пересекли границу Испании. Усталость взяла свое, и мы решили остановиться на ночь на стоянке. Благо спальники и кухня с собой. Утром продолжили путь и наконец-то встретили наших испанских друзей после 6-и дневного путешествия. Фернандо и его жена Аня, Хавиер и его жена Роза (приехавшие из Мадрида) (см. фотографии наших друзей в Испании... и в Питере, которые помогли совершить восхождение) взяли над нами опеку и проводили до места. Я думаю, что нам бы потребовался еще один день, чтобы сделать это самостоятельно. По пути мы сделали короткую остановку, чтобы впервые воочию увидеть гору. Это сильное впечатление. Чувство восторга охватило меня, когда темная пирамида, невесть откуда взявшаяся и парившая над окружающим веселеньким ландшафтом, открылась моему взору и превзошла все ожидания. Теперь казалось уже недолго.

Но путь оказался достаточно крутым, и закипевший радиатор моей машины заставил нас оттянуть встречу. Короткий привал среди красивых пиков, на зеленой лужайке с друзьями. Немного русской водки, испанского замечательного вина Риохи и теплых слов, пожеланий удачи и победы. Нам не терпелось двинуться наверх и, нагруженные снаряжением, в сопровождении Фернандо, мы вступили в сказочный мир астурийских гор.

Засыпанная снегом тропа властно манила наверх по сузившейся долине и открывала перед нами причудливые каньоны и заснеженные вершины новых гор, где главенствующее место занимала остроконечная пирамида Урриэлью. Шестидневное сидение в машине дало себя знать затрудненным дыханием, и с трудом мы добрались до хижины Вега де Урриэлью.

Конечно, для нас удивительно было видеть столь великолепное сооружение в окружении гор. Здесь душа самого взыскательного альпиниста могла найти все и, прежде всего, радушие и гостеприимство. Вода, еда, постель и тепло - что еще надо, чтобы набраться сил и снова отправиться на поиски приключений.

И над всем этим возвышается скальный полигон для упражнений и испытаний самого высокого ранга. Здорово. Нетерпение захлестывало меня, и на следующий же день мы решили опробовать скалу. Нависание первых веревок довольно быстро остудило пыл, и неосторожное движение в пылу азарта остановило время. Большой камень с грохотом вывалился из-под левой руки, и неустойчивое равновесие тела, неестественно изогнувшегося, было в момент нарушено. Падение по касательной маятником бросило вмиг напрягшееся тело на твердую безжалостную поверхность скалы. Крик из давнишнего сна взаправду резанул уши и ослепленный болью я повис на страховочной веревке. Мыслей не было. Пульсирующая боль отдавалась в момент набухающей руке и молила о прохладе, а в душе была пустота, и только теплилась маленькая надежда, что может все-таки не перелом. С трудом, с помощью ребят удалось добраться до стартовой площадки и осмотреть конечности. Да, надежды мало. Пожалуй, на сегодня все.

Ночь прошла в мучениях от боли и странных каких-то видениях, где мелькали разные лица, горы надвигались и суживали пространство вокруг так, что становилось трудно дышать, и все говорили, шептали что-то непонятное…

Утро не принесло облегчения. Рука болела и жутко опухла, нога не ходила. Парни молча ушли на обработку, и радости при этом я в них не заметил.

Вечером за ужином обсудили провешенный участок. Лазание предельно сложное, очень напряженное и психологически трудное. Большое нависание не давало возможности расслабиться и поглощало все силы на маршруте. Поиск более или менее надежного места, куда можно втиснуть закладку, отнимал много времени, а глухие звуки издаваемые при забивании крючьями заставляли потеть даже страхующего. Оптимизма у нас поубавилось. Поддерживали только вечерние звонки и разговоры с Аней, которая даже не сомневалась в том, что нам удастся пройти этот маршрут. И немного местного самогона, что позволяло на время расслабиться и забыть о коварстве и сюрпризах притаившегося горного существа, посмеивающегося над слабыми и наивными людьми.

Три дня Саша и немного Витя прорубали метр за метром это бешеное нависание, проявляя чудеса выносливости и терпения, осторожности и разумного риска. Медленно и неуклонно осваивались мы с неприступной и гордой Урриэлью. Принюхиваясь, ощупывая сантиметр за сантиметром и привыкая к акробатическим упражнениям и неожиданностям, которые день за днем преподносились нам. Хорошо, что погода нас щадила, и ветра завывали в стороне, унося снежную пыль в поднебесье, как бы говоря: "дойдет и до вас очередь…".

Опухоль на руке благодаря древним дедушкиным средствам потихоньку спадала, и нога уже не так болела и влезала в ботинок. И вот настал день, когда оттягивать выход уже стало нельзя. С вечера мы решили, что двойка отрывается, а мы с Колей подносим грузы и платформу и выйдем на следующий день. За пять дней было пройдено 100 метров.

Стена не сдавалась. Хотя о противоборстве речь не шла. Мы потихоньку вживались, привыкая к ней, и старались не торопить события. Работа шла своим чередом, и метр за метром мы ползли вверх, поглощенные целиком внутренним ритмом восхождения. Самое современное снаряжение позволяло нам использовать мельчайшие неровности скалы, страхуясь иногда надежно, а чаще рискуя, затаив дыхание и покрываясь потом от неожиданно улетевшего вниз камешка или проскальзывания ноги на заглаженном участке. Но глаза боялись, а руки и ноги делали этот удивительный танец на вертикали. Вечернее, уже негреющее, солнце дотрагивалось до нас и, побыв немного, исчезало за гребнем, оставляя восторженное чувство прикосновения к прекрасному миру, подкрашенному золотисто-багряными лучиками заходящего светила, и надежду на новую встречу.

Мы заканчивали работу на стене и поочередно забирались на платформу в палатку. Сложные манипуляции по перестегиванию самостраховок и немного эквилибристики на ночь - и ты внутри. Палатка отгораживала от холодеющего и вмиг становившегося враждебным темного мира иллюзорными непрочными стенками. Иногда казалось, что снаружи есть кто-то живой, наблюдающий за тобой тысячью глаз. Но в кругу подшучивающих и усталых друзей ты чувствовал себя вполне уютно. Немного чая в молчании, потом знаменитой испанской Рухи (самогона, которым снабдил нас душевный смотритель хижины Пипо) под негромкие, но значительные слова, и душа оттаивала, и ты снова чувствовал уверенность в завтрашнем дне.

Но на третью ночь череда уже ставших привычными действий была нарушена. Неловкое движение Виктора, переместившегося на нашу с Сашей сторону, и шаткое равновесие платформы нарушилось. Негромкий треск - и сердце бешено участило свой ритм, а руки судорожно вцепились в висящую над головой веревку. Платформа угрожающе накренилась и просела. Минута прошла в напряженном молчании, которое было красноречивее слов. Лихорадочно перебирались варианты с упоминанием родных русских слов, которые если и не помогают ситуации, но, несомненно, облегчают душу и выпускают пар. Беглый анализ ситуации и визуальный осмотр снаружи показал, что сломана основная стойка платформы. Выхода было два. Либо сидеть, почти не двигаясь, и дождаться утра, чтобы спокойно на свету вылезти и попытаться починить. Либо сделать это сейчас же, рискуя сорваться в темноте.

После небольшого совещания решаем рискнуть. Коля с Сашей исчезают во тьме, а мы с Витей подвешиваемся на самостраховках, максимально возможно разгрузив платформу. После получаса возни и странных звуков в темноте ребятам удалось соорудить бандаж из лыжной палки и пластырем закрепить на стойке.

Осторожно они вползают в палатку, и мы пытаемся улечься. Ночь прошла в кошмарных видениях. Я постоянно куда-то проваливался и задыхался от удушливого запаха, пока окончательно не выскользнул из-под Витькиных ног, лежащих на моей груди. Мысленно я пожелал ему от души крепкого альпинистского счастья и уснул, убаюканный мыслью, что все кончается…

Утро было ужасным. Во-первых, закончился самогон. Во-вторых, беглый осмотр следующего участка показал, что до вершины еще далеко и круто. При этом вершинный участок стены предлагал свободное лазание, что вообще-то входило в наши планы, но не так много и не так сложно. Казалось, конца этой стены не будет никогда. Саша показывал чудеса лазания, и уже оставалось немного, когда отчаянные крики снизу отвлекли мое внимание. Сначала я ничего не понимал, но потом разобрал слово телефон. Я достал его из-за пазухи и включил. Как в кино он тут же зазвонил.
- Привет Анатолий, - сказал приятный голос.
- Привет, - немного удивленно ответил я.
- Все здорово, мы страшно переживаем за вас, но вы ушли налево от маршрута.
- Ну и что, - несколько раздосадовано спросил я.
- Ну как же, вся Испания следит за вами, - сказал взволнованно голос. Тут до меня дошла вся комичность ситуации.
- OK! - сказал я. - Не волнуйтесь, - говорю - землю в Гренаде крестьянам отдадим.
- Какую землю? - не понял голос.
Я сказал, что неважно, и отключился.

Немного поразмыслив и переговорив с Сашей, мы решили, что он подспустится и пролезет прямо вверх. Через некоторое время восторженные крики снизу, отражаясь от стены и накладываясь друг на друга, словно фанфары известили, что мы победили…

А потом мы стояли на вершине. Грозовые облака сужали кольцо, не давая нам насладиться панорамой в лучах ускользающего и появляющегося вновь и вновь солнца. Было хорошо. Спокойно.

Спуск по пробитым и оборудованным станциям напомнил о старых Чемпионатах, когда руки сами что-то делают, а ты стремительно валишь вниз к земле, теплу, жизни... До следующего раза.

На самом деле мы были вполне счастливы, прожив кусочек нашей жизни в уединенном царственном уголке Испании, вдали от суеты, насущных проблем и безвозвратно улетающей жизни. Мы искренне наслаждались душевным покоем, отраженным сияньем белизны снега в солнечных лучах днем и мерцанием звезд ночью, молчаливым единением и пониманием друг друга. И чем дальше мы отдалялись от гор, тем призрачнее становились они. Грядущее властно надвигалось своей чередой, вытесняя из сознания ощущение праздничности и величия совершенного, так что и самим нам уже думалось едва ли такое могло быть…

Возврат к русскоязычной версии первой страницы ADVENTURES WITH CET NEVA