Памяти друзей

Д. Кирсанов
Н. Белавин
И. Барихин
А. Романовский
А. Никифоров
В. Машков
М. Баньковский, А. Дудкин
С. Арсентьев, Ф. Дистефано-Арсентьева
А. Букреев
Ю. Красноухов

Дмитрий Кирсанов

20-го октября 2001 г. при восхождении на вершину Шхара [один из "пятитысячников" Безенгийского района Центрального Кавказа - С.К.] погиб альпинист Димитрий Кирсанов. Он родился на Украине, там же начал заниматься альпинизмом и скалолазанием. Совершил много восхождений в Крыму и на Кавказе. Вплотную приблизился к первому разряду. После переезда в Санкт - Петербург, его дальнейшая альпинистская судьба была связана с клубом "Маунтекс". В нем он выполнил первый разряд, а также нормы КМС-а и мастера спорта.

Лучшие восхождения - Крумкол [в Безенги - С.К.] по маршруту Тимофеева 6А и Кюкюртлю [отрог Эльбруса - С.К.] 6Б первопрохождение. Стал чемпионом Санкт-Петербурга в 1999 г. и дважды получил серебряную медаль Чемпионата России (за Кюкюртлю и в ледовом классе за восхождения на Мижирги по маршруту Грищенко и на пик Шота Руставели по Лалетину [обе вершины в Безенги - С.К.]). Звание мастера спорта России ему не было присвоено, т.к. он оставался гражданином Украины.

В этом, 2001-м году, году команда "Маунтекс" решила пройти северную стену Западной Шхары в сентябе-октябре. Такое необычное время было выбрано в надежде на то, что будут минимальными камнепады и ледовые обвалы, которых так много было в Безенги в последние годы, а условия восхождения будут еще не совсем зимними. Кроме, собственно, восхождения, предполагалось снять фильм не только о конкретном восхождении, но и о районе Безенги, а так же о жителях местных горных ущелий.

Погода была неблагоприятной, и условия восхождения были практически зимними. Тем не менее, команда пробила путь до второго ледового барьера - последнего технически сложного участка маршрута. На штурм барьера вышла связка Кирсанов-Кривицкий. Они заночевали в ледовой пещере на высоте примерно 4500 м. В этой пещере ночевали первопроходители (1981 г.), а также и другие участники команды "Маунтекс" при обработке маршрута. А. Андреев, первым достигший пещеры и обживавший ее дольше всех, обследовал ее своды и рассчитывал, что конструкция достаточно надежна. Однако ночью в пещере произошел ледовый обвал. На палатку, в которой ночевали ребята, упала большая глыба льда, завалившая Кирсанова. Алексей Кривицкий тоже был засыпан, но не пострадал. Ему с большим трудом удалось вылезти из палатки и разобрать завал, перегородивший выход из пещеры...

Андрей Андреев, директор горного клуба "Маунтекс" и одновременно капитан команды, так характеризует Диму Кирсанова:

"Очень доброжелательный и открытый человек, рассудительный, обязательный и честный. Сильнейший скалолаз, грамотный и опытный альпинист, способный первым преодолевать участки любой сложности. Человек ярко выраженного стремления к победе, незаурядной воли, обдуманных решений и надежной страховки. Предельно уравновешенный и готовый прийти на помощь любому, кто в ней нуждается, не оглядываясь при этом ни на что. Я думаю, что Дима был наиболее весомым звеном во всей нашей команде. Говорить о том, что это был за человек, можно долго. Мы его друзья и товарищи будем помнить о нем всегда".

Лучше охарактеризовать Диму невозможно. Не случайно, что первое отмеченное Димино качество - доброжелательность. Он ее просто излучал, и это была не стандартная американская улыбка, а искреннее чувство. Остались без этой доброжелательности, без Диминой улыбки его жена, Лена, сын и дочь...

А. Колчин
Фотографии предоставлены Г. Руденко

Николай Иванович Белавин

4 августа 2001 года в возрасте 87 лет скончался Николай Иванович Белавин, один из выдающихся мастеров альпинизма 50-х годов. Он был постоянным участником ленинградской команды под руководством В.Г. Старицкого, совершил в составе этой команды несколько рекордных восхождений, получивших призовые места на чемпионатах СССР: в 1954 году - на Южную Ужбу, в 1957 г. - первовосхождение на пик Ленинград с Памирского плато. Николай Иванович был руководителем команды, проложившей новый маршрут на пик Россия и пик Правды в 1958 году, он был первым в стране трехкратным покорителем Ужбы, участником первого траверса в. Аксаут.

Николай Иванович достиг значительных успехов также в своей профессиональной деятельности, связанной с испытаниями новых видов вооружений и военной техники. Долгое время специфика его работы не разглашалась, но в последние годы он написал и издал на эту тему несколько интересных книг, к сожалению, небольшими тиражами.

В 1998 г. в издательстве СПбГУ вышла его книга "С ледорубом, ружьем и спиннингом", целиком посвященная альпинизму, где Николай Иванович подробно описал всю свои жизнь в горах, а также многие события, происходившие в альпинизме за последние 50-60 лет, судьбы множества интересных людей, с которыми ему довелось встречаться и делать восхождения.

М. Пронин

Главы из книги Н.И. Белавина "С ледорубом, ружьем и спиннингом"



Барихин Игорь Адольфович, 1959-2001

19 июля 2001 года на западной стене вершины Латок-3 в Пакистане погиб наш друг и давний партнер по восхождениям Игорь Барихин. Обстоятельства его гибели подробно описал в своем сообщении для интернет-сайта risk.ru руководитель экспедиции Александр Одинцов:

"Передаю подробности несчастного случая, произошедшего 19 июля на Западной стене пакистанской вершины Латок 3. Группа находилась на восхождении тринадцатый день. 19 июля, в конце дня группа остановилась на ночевку. В этот день Игорь Барихин работал последним. Выбивал крючья, разбирал последний пункт страховки. Вечер стоял хороший, вершина горы освещалась солнцем. Ничто не предвещало неприятностей. Большая часть группы стояла компактно, оборудуя место для ночевки. Игорь находился в сорока метрах ниже. Он ликвидировал последний "пункт" и двигался по перилам. Пройдя примерно полверевки (25 метров) он окликнул меня и задал какой-то малозначительный вопрос. В этот момент с предвершинного гребня, а до него нам оставалось примерно двое суток хода, сошел очень мощный камнепад. Я оцениваю его в несколько тонн. Мы услышали грохот камнепада. Раздался крик: "Камень!" Все вжались в рельеф, ища укрытия. Камнепад прошел. Никаких вскриков, звуков мы не слышали. После наступления тишины, все члены группы, взглянув друг на друга, убедились, что остались целы. Поскольку Игорь находился вне пределов видимости, начали кричать ему. Ответа не последовало. Потянув веревки на которых он висел, обнаружили, что они перебиты. Мы поняли, что произошло несчастье. Я спустился на веревку вниз (50 метров), произвел осмотр места происшествия. Кричал, звал Игоря. Ответа не последовало. Таким образом, мы предполагаем, что камнепад попал непосредственно в Игоря, перебил веревки. Смерть, видимо, была мгновенной. Тело Игоря пролетело около полутора километров по стене и долетело практически до начала маршрута. Группа прекратила восхождение и два дня спускалась к месту предполагаемого падения тела. На следующий день после спуска на ледник, мы нашли Игоря. Он лежал в нескольких метрах выше бергшрунда, не долетев до ледника метров двести. Мы упаковали останки нашего товарища и спустили на ледник..."

Каждому из нас горы могут преподнести такой жестокий сюрприз, и никакая квалификация, опыт и предусмотрительность тут не помогут. От лавин и камнепадов никто не застрахован - достаточно вспомнить имена альпинистов самого высокого класса, погибших в разные годы на простых и, казалось, совершенно безопасных местах: А.Глушков, А. Липчинский, Л. Трощиненко, А. Русяев. Это были люди, поражавшие своей надежностью и способностью выжить в самых невероятных ситуациях - и вот, один из них получает смертельный удар камнем, переворачиваясь на другой бок в спальном мешке, другие улетают с обрыва вместе с подтаявшим снежным пятном или погибают в лавине, накрывающей традиционные места ночевок, где множество людей до этого на протяжении 30 лет ставили палатки.

Мы знаем Игоря Барихина с момента его прихода новичком в секцию альпинизма Политехнического института в 1977 г. [На фото - Игорь Барихин в 1981 г. Прим. ред.] Могу сказать, что он чаще исправлял ошибки и оплошности других, чем делал их сам, и уж если ему суждена была гибель в горах, то только от трагического стечения обстоятельств, когда его действия ничего изменить не могли.

Когда трагедия произошла, многие именитые альпинисты были удивлены, что Игорь даже в своем кругу был так мало известен - а ведь он был мастер спорта с солидным списком достижений, у него более 30 маршрутов 5-6 категории трудности, две медали на чемпионатах России, "Маршрут XXI века", пройденный в двойке с А. Одинцовым на пик "4810" в 1995 г., несколько призовых мест на первенстве города... Примерно так же реагировали его друзья по работе. Последние 5 лет Игорь работал в весьма будничной и практической сфере - он был начальником подразделения "BOSCH-Инжектор-Электроник-Сервис" автосервисной фирмы "Инмаркдвигатель", и никто из его сослуживцев не подозревал, что в свободное время он делает восхождения мирового класса, отлучаясь со службы на весьма непродолжительные сроки.

Видимо, это - следствие его натуры: альпинизм был естественной и органичной частью его жизни, соответствующей складу характера. Горы не были для него средством самоутверждения, борьбы с комплексами, способом уйти от будней в романтические высоты, как это бывает у других. Он воспринимал свои восхождения как обычное дело, никогда их не афишировал, а рассказывал в основном только байки про смешные и курьезные случаи, да и то в кругу друзей. Первые серьезные испытания встретили Игоря зимой 1981 года в горах Дагестана, в Ярыдаге. Мы сделали там по 5-6 зимних восхождений, с азартом бегали вверх-вниз по маршрутам 3-4 категорий трудности, но под конец погода решила нас проучить. Мы попали в страшнейший ураган, который за полчаса разорвал в клочья старую палатку и перемешал наши вещи со снегом, а нас самих катал по склону, как упавшие кегли. Для Игоря эти зимние радости были в диковинку, но он сразу сообразил, что надо собраться в кучу и, держась друг за друга, переползать за перегиб, и был при этом совершенно невозмутим, как будто так и надо.

А через несколько лет, в 1985 году, Игорь пошел с нашей политехнической командой на свою первую "пятерку-Б", пик Ленинградец в Арча-Каныше, и опять оказался в ситуации, далекой от классического альпинизма. Стена была покрыта рассыпающейся под руками мраморной коркой, можно было выковыривать себе зацепки в любом месте, а подчас даже удавалось забивать крючья, как гвозди, в монолитную стену. Все это порождало массу проблем, и первопроходцам приходилось на ходу изобретать нестандартные способы лазания и страховки, тратя на это кучу времени и эмоций. А Игорь работал сзади, "вышибалой" [Член альпинистской группы, который идет последним, выбивает страховочные крючья из трещин, вынимает закладные элементы - "чистит" маршрут. Прим. ред.], и, когда мы, наконец, вылезли на гребень, с ног до головы покрытые мраморной пылью как седые обезьяны, он с некоторым разочарованием изрек запомнившуюся фразу: "Теперь я понимаю специфику стенных восхождений - два часа висишь на крюке, потом 20 минут идешь на зажимах по веревке и снова 2 часа висишь на крюке. И так несколько дней."

Но уже спустя две недели, на Чапдаре в Алаудинах все встало на свои места, и ему понравилось - мы там отвели душу, промолотив за один день стену длиной в 16 веревок по хорошим крепким скалам. А на следующий год Игорь начал ходить сложные маршруты в двойке. Сначала с А. Добровольским на пик Туполева в Варзобе, а потом со мной на Ягноб по маршруту Голицына, 5Б. Это все происходило в рамках какого-то внутригородского чемпионата, надо было лазать быстро и укладываться в одни сутки, без ночевок, и нам это благополучно удалось. Надо сказать, что Игорь пришел в нашу команду на 6 лет позже и, в отличие от остальных, скалолазанием специально не занимался, но на горе это совершенно не было заметно. Это был нормальный сильный партнер, способный, где нужно, лезть первым, а главное, умеющий почувствовать, где его помощь больше всего нужна, и взять на себя эту работу, часто трудную и неудобную, - тащить самый тяжелый мешок, болтаться сзади, выбивая крючья, обработать лишнюю веревку выше ночевки.

В 1987 году он очень четко сработал как руководитель при неудачном восхождении на пик Блока в районе Ак-су. С середины маршрута нам пришлось спускаться вниз после трехдневной борьбы с непогодой, но все эти дни он не сдавался и искал варианты продолжить восхождение, даже когда все щели были залиты льдом, а над палаткой вырос трехметровый снежный надув.

В 1988 году мы вчетвером за 5 дней прошли стену Ак-су, где приходилось уже ночевать на подвешенной в воздухе платформе, и была реальная угроза получить камнем или куском льда почти на всем протяжении маршрута. Мне запомнилась одна символичная картина. Игорь шел вторым и стоял на страховке, когда мне пришлось проходить на "фифах" [Специальный инструмент для прохождения ледовых участков маршрута. На участках скал, покрытых тонким слоем натечного льда, - практически единственное средство их преодоления. Прим. ред.] 120-метровый ледовый кулуар - нечто вроде громадной сосульки из натечного льда. Лед откалывался большими линзами и нещадно молотил всех, кто был внизу. Но каждый раз, оглядываясь, я видел только одинокую фигуру Игоря. Он стоял, как ледокол, упершись каской в стену, и рассекал своим телом поток летевших от меня ледовых ошметков. Остальные двое были этой фигурой надежно прикрыты. И так бывало довольно часто.

Основных успехов Игорь добился в 1994-1995 г.г., хотя еще в 1990 г. его восхождения в Узунколе в двойке с Олегом Фоминым - две "шестерки" и "пятерка-Б" за 10 дней - были пройдены в отличном стиле. Тогда этот результат явно недооценили: на чемпионате города дали только 3-е место. Но в 1994 г наконец пришел успех. Команда в составе А. Одинцова, И. Потанькина, И. Барихина, А. Фетисова и А. Добровольского прошла несколько сложнейших маршрутов в районе Асан-Усан и завоевала второе место на чемпионате России. Тогда Игорь стал мастером спорта, а на следующий год в двойке с А. Одинцовым он прошел совершенно уникальный маршрут на пик "4810", названный впоследствии "Маршрутом XXI века", и еще раз стал серебряным призером Российского чемпионата.

При этом в его отношении к альпинизму не чувствовалось никакого надрыва и фанатизма. Несколько сезонов он в горы вообще не ездил, достаточно много времени и сил посвящал основной работе, хорошо обеспечивал семью, на выходные чаще ездил не на скалы, а на свою дачу на берегу Финского залива, неподалеку от Приморска. А в последние годы стал работать инструктором с молодыми альпинистами, они его высоко ценили, считали своим тренером и наставником.

И вот в 2001 году Саша Одинцов пригласил Игоря в экспедицию на Латок-3. Перед самым отъездом мы встречались и обсуждали перспективы этого восхождения. Я почувствовал, что Игорь был настроен на успех и уверен в своих силах, он мне прямо так об этом и сказал. Мы все следили за сообщениями, которые передавались из Пакистана по ходу восхождения. И когда Игорь погиб, узнали об этом сразу. Вот такой был у нас друг. Смертельно обидно, что его больше нет.

Михаил Пронин

Барихин Игорь Адольфович, 1959 г.р.; окончил ЛПИ; BOSH-сервис, инженер. Первая вершина - 1978 г., мастер спорта с 1994 г., инструктор 3-й категории с 1990г., 30 маршрутов 5Б и 6 к.тр.. Чемпионат России 1994 г. - 2-е место в техническом классе; Чемпионат России 1995 г. - 2-е место в техническом классе - пик "4810", "Маршрут ХХI века", в двойке с А. Одинцовым; Чемпионаты Ленинграда 1990 г. - 3-е место в техническом классе, 1994 г. - 1-е место в техническом классе, 1999 г. - 3-е место.

Статья "Русские альпинисты не сдаются" в газете "Коммерсантъ"



Анатолий Романовский

Наши надежды связаны с развитием Крыма как международного туристического центра, и, в первую очередь, с развитием горных видов спорта и активного отдыха. Поэтому было приятно появление в Крыму Анатолия Романовского, не только как человека, любящего лазать по скалам, но и желающего организовать новую базу для скалолазов и альпинистов в районе г. Кильсе-Бурун. Создание новых маршрутов для скалолазания и стенных восхождений в районе базы, в народе прозванной «Домиком Романовского», быстро принесло популярность этому району в кругах людей, увлечённых горами. Достаточно плотный дружеский контакт между А. Романовским и А. Веденмеером давал определённую надежду на создание ещё одного оборудованного скального района в Крыму.

Случившееся с Анатолием - трагедия. И, конечно, потеря для нас лично, и для того дела, которое он начал.

М. Панфёрова,
засл. тренер Украины, мс международного класса.
А. Веденмеер,
засл. мс Украины по скалолазанию, отв. за скальную базу ФАиС Украины.



Алексей Никифоров

Памяти Лехи Никифорова.

С людьми всегда тяжело раставаться. Особенно с хорошими, которые вбирают частичку твоей души. С кем приятно делить тяготы и невзгоды и бесконечно радостно удивляться красоте природы и богатству нашего мира. Пространство городов узковато для них, и только мир живой природы, гор может полнее раскрыть и обогатить их, оттенить человечность и доброту, укрепить веру и просветлить душу. К сожалению, не все возвращаются. И там, в вечных снегах, на страшной высоте под мерцающими огнями мироздания, безумно холодно и одиноко лежать вдали от близких и любящих сердец. Тяжело прощаться и знать, что веселая улыбка и добрые глаза уже остались навсегда только в твоей памяти. И только невольно вздрагивешь, когда в толпе промелькнет знакомая фигура, а в ушах знакомо прозвучит: "…ничего, бывало и посложнее…" Пожалуй, нет. Остается только слабая надежда, что когда-нибудь, в будущей жизни удастся снова столкнуться и досказать, что не успел доделать, дожить.

Но это мечты. А пока боль и непонимание. У всех свой предел, хотя иногда очень хочется отодвинуть его вверх, поднять планку и не останавливаться. Жизнь так прекрасна и очень не хочеться уходить, оставлять… "Всю жизнь мечтал просвистать скворцом, заесть малиновым пирогом, да видно нельзя никак…" - написал когда-то О. Мандельштам. Да, видно нельзя никак. Надо кому-то идти первым, упорно, шаг за шагом раздвигая пределы, убирая заборы, стирая грани. Он был одним из них. Светлая ему память…

Анатолий Мошников

Материал об А. Никифорове из журнала "ЭКС"

Статья "Последняя высота Алексея Никифорова" в газете "Московский Комсомолец"



Владимир Сергеевич Машков

...Из Душанбе пришло скорбное известие: 17 ноября 1998г. умер Владимир Сергеевич Машков.

Выдающийся в прошлом альпинист, он любил землю, где прожил свою жизнь - Таджикистан, любил горы своей республики. Его энергией, его трудом была создана, наверное, самая высотная на Земле научная лаборатория - биологическая станция на Памирском фирновом плато 6100м. В последние годы он очень много сделал для того, чтобы, несмотря на идиотизм современной эпохи в России и Таджикистане, люди всего мира могли бы попрежнему приезжать на встречу к высочайшим вершинам его родного и любимого им Памира.

С.К.



Михаил Баньковский, Алексей Дудкин

6го августа 1998г. на Центральном Кавказе в Безенги при подъеме на Шхару по северной стене погибли спортсмены из питерского альпклуба "Штурм" Миша Баньковский и Леша Дудкин.

Это призошло на шестой день восхождения, когда они уже практически преодолели стенную часть маршрута и по крутому ледовому склону выходили на вершинный купол Безенгийской стены. Момент срыва двойки никто не видел. Ребята перестали наблюдаться на маршруте, радиосвязь с ними пропала, и это побудило спасательную службу альплагеря на следущий день утром начать поисковые работы под стеной, где и были найдены тела. На их связочной веревке оказались два ледовых крюка...

Миша Баньковский - инициатор восхождения, опытный альпинист, всеми в "Штурме" любимый инструктор... Несколько предыдущих лет он не совершал восхождений, но, готовясь вернуться в горы, интенсивно тренировался в зимне-весеннем сезоне 97-98, перед выходом на маршрут сделал восхождение на Эльбрус и был в хорошей спортивной форме. Он собирался отпраздновать свой 50летний юбилей всего несколькими днями позже... Видимо, хотел сам себе сделать подарок к дню рождения...

Леша Дудкин, воспитанник секции альпинизма Института Ядерной Физики в Гатчине, был на восемь лет моложе. Он также имел пропуск в восхождениях с 1995 года, но так же, как и Баньковский, интенсивно тренировался, вместе с ним перед выходом на Шхару сделал восхождение на Эльбрус... Скромный, очень приятный человек... Десять лет тому назад, откликнувшись на чужую беду, он уехал в Ленинакан, работал там спасателем...

С.К.

Черный дубль "Штурма".

Для клуба лето началось с радостных ожиданий: 17 июля первый сбор клуба из 23 участников со старшим тренером Александром Колчиным выехал в альплагерь "Эльбрус". А 23го стартовал втрое более многолюдный сбор в "Безенги" под руководством Сергея Шибаева. И почти сразу же представилась возможность принять участие в Кабардино-Балкарской альпиниаде на Эльбрусе, посвященной 75-летию отечественного альпинизма. Вернувшись, "штурмовцы" занялись плановыми восхождениями.

Особенно спешил вернуться с Эльбруса в Безенги Михаил Баньковский. В этом сезоне он готовился к серьезному делу. В рамках чемпионата России команда "Штурм-Безенги" (А.Ильющенко, С.Хаджинов, А.Дудкин, М.Баньковский - рук.) намеревалась совершить первопрохождение маршрута на северной стене Западной Шхары по, так называемой, "Бутылке" - крутому скальному контрфорсу своеобразной формы. После эльбрусской акклиматизации первая двойка пошла на Дых-тау, вторая - на Шхару по сложнейшему, высшей, 6Б, категории трудности, маршруту Разумова. Он проходит по 1600-метровой 70-градусной скально-ледовой стене, тянущейся от цирка (3350 м) до гребня Безенгийской стены (4950м), и далее по гребню к вершине Западная Шхара. Это восхождение должно было стать всего лишь третьим по этому пути.

Баньковский и Дудкин вышли на маршрут 1 августа и уверенно поднимались по стене. 6 августа в 10 часов утра начальник спасательной службы лагеря Юрий Саратов вышел с ними на радиосвязь. К этому моменту связка уже практически прошла маршрут и переходила с отвесной стены третьего ледового пояса на снежный склон. Этот участок оценивается 6 категорией сложности и у первопроходцев занял пять часов работы. А 200ми метрами выше уже находится гребень стены.

Когда минут через двадцать Саратов вновь бросил взгляд на стену, двойки он там не увидел. Однако, так часто бывает, что микроскопические на гигантском фоне стены люди на время пропадают из виду, прячась в складках рельефа. Поэтому сразу тревога поднята не была.

Поисковые работы были начаты 7го. На следующий день в цирке Шхары под стеной была найдена каска Дудкина. 9го с раннего утра поиски в цирке были продолжены, а в 7.00 в комнату руководителя сборов "Штурма" вошел заместитель Саратова, Евгений Гасилов, и коротко сообщил: "Их нашли...".

После почти 1,5 километрового падения по стене на телах альпинистов не осталось почти ничего из одежды и снаряжения. Идентифицировали ребят только по остаткам волос...

Шхара - один из самых безжалостных пиков Безенги. У "Штурма" с вершиной особые счеты с 1986 г.. Тогда команда облсовета ДСО "Труд" - прародителя клуба - отправилась весной в Безенги, чтобы подняться на Главную Шхару по маршруту Томашека 5Б категории трудности. Четверо спортсменов просто исчезают в районе вершины. И ни поиски, организованные сразу, ни специальный сбор летом, не дали никаких результатов. Заметим: среди участников сбора - М.Баньковский. 9 августа 1995 г., поднявшись на Зап.Шхару маршрутом Бланковского 6А к.тр., на спусковом пути по гребню Джанги-тау срывается и погибает двойка А.Кашевник-С.Маринин. Их тела находят спускающиеся вслед за ними А.Ильющенко и С.Хаджинов. И ровно три года спустя, 9го же августа только 1998-го, к телам Баньковского и Дудкина первыми придут те же Ильющенко и Хаджинов.

Справка. За всю историю альплагеря "Безенги", начиная с августа 1959 г., в районе погибло 70 восходителей. До этого в Безенги с 1931 по 1958 г.г. погибло еще 10 человек. Печальное первенство принадлежит четверке шведских альпинистов, погибших в 31м на вершине Мусос-тау. Самые черные годы это - 1960 (5 погибших), 1976 (9), 1986 (5) и 1995 (6) годы. Самый опасный массив это - Шхара: 21 альпинист не вернулся с ее склонов.

Сергей Шибаев.



Сергей Арсентьев, Френсис Дистефано-Арсентьев

Serguei and FranВ мае этого года не вернулись с Эвереста Сергей Арсентьев и его жена Френсис. В 80х - начале 90х Сергей был одним из сильнейших альпинистов Советского Союза. До своего отъезда в Соединенные Штаты он был в питерской альпинистской компании одним из самых популярных персонажей по прозвищу, почему-то, "Мафия". С симпатией была принята у нас и его третья жена, Френсис - Фрэнка.

В 1990м Сергей уже поднимался на Эверест без кислорода с той же самой, что и в этом году, северной стороны. Готовясь к своей новой встрече с Гималаями, Фрэнка мечтала стать первой в Америке покорительницей Эвереста и тоже хотела сделать бескислородное восхождение. Ее отличное здоровье, успешные восхождения на памирские семитысячники, муж, сильный и опытный альпинист, который поддерживал ее планы, - все это, казалось, придавало ее мечте реалистические черты.

...К середине мая забуксовавшая было российская экспедиция стала вновь набирать обороты (см. публикации у нас и в Risk Online). Четверка из Екатеринбурга, состоявшая из очень опытных "гималайцев", первой смогла пробиться до вершины. Следующими "выстрелили" Сергей и Фрэнка: 19го мая они поднялись в верхний лагерь на высоте 8200м. Им оставалось переночевать там, на следующий день достичь высшей точки на 8848м и спуститься.

FranПервая неудачная попытка достичь вершины, вторая... Уже две ночи без кислорода на 8200м... Толя Мошников, который тоже был в 90м на Эвересте вместе с Сергеем, в этот день успешно сходил на вершину вместе со своим французским клиентом и к вечеру спустился к палатке Арсентьевых. Считая, что дальнейшее пребывание на 8200 крайне опасно, он предложил Сергею назавтра спускаться вместе с ним вниз. Но Эверест уже не позволял им объективно оценить ситуацию. Он постоянно манит к себе любого альпиниста, в течение всей жизни. А теперь, когда его вершина была совсем рядом, он и вовсе лишил Сергея и Фрэнку воли к борьбе за собственную жизнь. Назавтра они снова пошли наверх... Уже после трех ночей на 8200...

Они поднимались очень медленно, хотя, впрочем, рядом со стратосферой никто не ходит быстро. Участник узбекской команды, Рустам Раджапов, который в этот день обогнал их на подъеме, свидетельствует, что Фрэнка шла плохо, часто садилась отдыхать. Он тоже уговаривал их повернуть вниз... На своем пути с вершины... На их пути к вершине... Они ее достигли лишь в седьмом часу вечера.

В последних лучах садящегося солнца они стояли там, куда так стремились и куда, наконец, дошли... Но то, что превратит их победу в поражение, уже настигло их. Осознавали ли они это? Понимали ли, что их положение уже было безвыходным? Впрочем, там, где в атмосфере всего треть того кислорода, которым обычно дышит человек, мысли двигаются очень медленно. Может быть, ни о чем особенном они там не думали.

Fran in the tent Темнота уже вплотную подошла снизу, когда они начали спуск. Но в эту ночь у палаток на 8200 они так и не появились. Четвертая ночевка, теперь "холодная": без палатки, спальных мешков, горячей пищи и, конечно, снова без кислорода.

На следующий день, 23го, поднимавшаяся от 8200 к вершине группа узбекских альпинистов встретила одинокого Сергея, который спрашивал, не видели ли они его жену. Как они ухитрились разойтись, потерять друг друга ночью?.. Сергей продолжил спуск, узбекские спортсмены - подъем и, спустя час, на высоте около 8500м, нашли на гребне Френсис - уже утратившую способность самостоятельно идти, в почти бессознательном состоянии. Они сделали для нее все, что смогли: отдали один из таких драгоценных для них баллонов с кислородом, поставив максимальную подачу 4л/мин., сделали уколы, массаж и... продолжили свое восхождение. Позднее, на обратном пути с вершины они даже сделали попытку спускать ее вниз, но это оказалось выше их сил.

В этот же день вечером, возвращаясь с вершины, Олег Григорьев, руководитель узбекской группы, послал своих людей вниз, на 8200, сообщить Сергею о происходящем, а сам остался с Френсис. Он покинул ее только в 20 часов. Вскоре навстречу ему показался Арсентьев. В мире выше 8000м слова тоже редки: он молча опустился на камень, не отрывая глаз от Григорьева, тот ответил на немой вопрос - "Она еще жива", и Сергей пошел наверх. Уже четыре дня он все время ходил вверх и вниз между 8200 и вершиной и сейчас, в ночь на пятый день, он снова шел наверх.

Fran in Katmandu Судя по рассказам тех, кто видел Фрэнку на следующий день, Сергей был с нею в эту ночь. Он отключил опустевший кислородный баллон, снял с ее лица уже ненужную маску и привязал к перильной веревке, спрятал ее оледеневшие руки внутрь под пуховую куртку, вынув их из рукавов.

Да, они были вместе в эту ночь, вдвоем, страшно далеко от теплого мира живых людей, на невообразимой высоте рядом с темным молчащим Эверестом. Она уходила из этого мира, и никто уже был не в силах удержать ее... Он хотел, чтобы ей было теплее, удобнее - в эти последние часы уходящей от нее жизни он продолжал заботиться о ней также, как заботился всю их недолгую совместную жизнь.

Френсис умерла 24го, по-видимому, около 11 часов утра.
 

 

Сергея после той ночной встречи с Григорьевым никто не видел. Нашли только бухту веревки и ледоруб, оставленные им на гребне Эвереста, чуть ниже Фрэнки. Какие мысли могли придти ему в голову этой ночью, ему, уже похоронившему двух женщин, которых любил? Может быть, он думал о том, что третью, подругу, делившую с ним счастье, трудности и опасности восхождений в горах, он сам, своими руками отвел на ее самую высокую в мире Голгофу? А может быть, о том, что теперь на Земле для него не осталось места, куда бы он мог вернуться с Эвереста? Конечно, этого не знает никто. Но к нам, в мир живых, Сергей Арсентьев не вернулся.
Serguei

А в Базовом Лагере на 6400 Мошников продолжал ждать его возвращения. Уже все ушли вниз, только он еще не снимал своей палатки. Уже в Питере, в июне: "...Я здесь только какой-то своей половиной. Как во сне... Я же слышу их голоса, вижу, как улыбается Фрэнка." Только в сентябре, после очередного сезона, проведенного в горах на пике Ленина, он признается: "Знаешь, я только сейчас хоть немного отошел..."
Serguei and Moshnikov

 

Все приводимые здесь фотографии Сергея и Френсис Арсентьевых предоставлены А.Мошниковым.
 

P.S. Осенью 1999 г. пришло известие о возможной находке тела Сергея...

С.К.

 

Анатолий Букреев

В последние дни прошлого года в "Risk Online" появилась скорбная новость: погиб выдающийся альпинист из Казахстана Анатолий Букреев. Катастрофа произошла 25го декабря 1997г. на южном склоне Аннапурны на высоте около 6100м: Букреев, его постоянный телеоператор Дмитрий Соболев и итальянский альпинист Simone Moro были снесены лавиной. Спастись удалось только Moro...

Некоторые из команды ЦЭТ "Нева" были лично знакомы с Букреевым, но все мы с интересом и симпатией следили за его потрясающими восхождениями в Гималаях.

"Risk Online" отмечает: "Прошедший 1997 год для российского альпинизма был годом потерь. За всю историю в Гималаях не гибло столько наших друзей и соотечественников, скольких мы потеряли в ушедшем 1997-м."

(см. о восхождениях А.Букреева в "Risk Online", раздел "Что нового", сообщение от 17 октября 1997г.; о его исчезновении на Аннапурне - там же, 28 дек. - 5 янв.; о Соболеве - там же, 9 янв.)
 

Юрий Красноухов

Krasnouhov В августе 1997 при восхождении на Хан-Тенгри (7010м) погиб альпинист из Петербурга Юра Красноухов. Все мы хорошо знали его, ветерана и одного из руководителей альпинистского клуба Петербургского Университета, многие из нас совершали восхождения вместе с ним. Он не сдавался перед наступающим возрастом (в 1997 ему исполнялось 55 лет) и поднимался на семитысячники по труднейшим маршрутам в компании своих более молодых друзей и учеников. Похоже, что в ту ночь он переоценил свои возможности...

В этот раз четверка, в составе которой Юра предпринял восхождение, не была командой Университета. Они заехали под гору и, сделав один акклиматизационный выход, начали восхождение в альпийском стиле по классическому пути с запада. Штурмовой лагерь был поставлен на высоте 5800м. От него участники группы двигались к вершине порознь. Юра шел медленно и отставал. К наступлению темноты он еще продолжал движение наверх, планируя холодную ночевку в одиночестве. Один из его товарищей по группе, спускаясь, пообещал Юрию, что поставит свою палатку на 6400м и там будет его ожидать. Последняя шедшая с горы группа - испанская - встретила его около 22 часов примерно на высоте 6850м - там, где он, возвращаясь с вершины, решил остановиться на ночь. Он отклонил их приглашение спускаться вместе, они подарили ему ночевочный мешок из металлизированного лавсана и продолжили спуск, придя в свой лагерь лишь к 5 часам утра... Напрасно в эту ночь ждали одинокого восходителя на 6400... на 5800... Устраиваясь на ночевку, он, по-видимому, соскользнул, так и не успев встегнуться в уже приготовленную страховку на ледовом крюке и ледорубе...

Поиски начались стремительным броском к вершине Николая Тотмянина, гида ЦЭТ "Нева" и в прошлом члена университетского альпклуба, который со своей группой иностранных клиентов работал в этом же районе. За девять с половиной часов он в одиночку поднялся от базового лагеря на 4100м до вершины и в тот же день за четыре часа спустился. В ходе этого восхождения удалось найти место срыва и определить примерную траекторию падения. Однако тело отыскали лишь на 6й день километром ниже.

Экспедиция из 7 человек для доставки останков со склонов Хан-Тенгри в Петербург была организована в конце сентября другим ветераном питерского альпинизма и личным другом Красноухова, Игорем Степановым. В нее вошел также и Тотмянин. За 10 дней экспедиция выполнила свою задачу. Юра Красноухов похоронен в Петербурге на Смоленском кладбище.

С.К.


К русскоязычной первой странице сайта