9-11 марта 2000 г.

От редактора сайта

На протяжении нескольких последних лет в западных средствах массовой информации тянется полемика вокруг имени голландского альпиниста Барта Воса. Подвергаются сомнению сделанные им заявления о достижении в одиночку по классическому пути с юга вершины Эвереста в 1984 г. и тоже в одиночку по новому пути с востока - Дхаулагири осенью 1996 г. Особенно эта полемика обострилась в последние дни в связи с выходом в свет книги голландской восходительницы Мариски Моурик, которая в 1984м была вместе с Восом в эверестской экспедиции.

В 1996м на Дхаулагири также работала экспедиция ЦЭТ Нева под руководством директора нашего агентства, А. Мошникова. Барт Вос встречался с нашими альпинистами в Базовом лагере и в верхних лагерях, потом вместе с некоторыми из них оказался в плену у мощных снегопадов и мучительно долго и трудно возвращался со своими российскими товарищами по восхождению в цивилизацию, в маленький поселок Марфа. Помимо всего прочего, в своей книге он описывает и эти встречи и дает весьма нелестные характеристики поведения своих русских спутников в разных эпизодах.

Западные журналисты не раз обращались к российским участникам, желая их втянуть в дискуссию, и в последнее время преуспели в этом - в РУНЕТ'е (РУсский интерНЕТ), тоже появилась - спустя 4 года - волна обрывков воспоминаний, хаотичных высказываний по разным поводам, фрагментов личной электронной переписки, отрывков из книги Б. Воса о Дхаулагири. Не минула эта волна и ЦЭТ Нева: за первые дни марта количество электронной почты, пришедшей на имя А. Мошникова - а он, будучи восходителем на Дхаулагири, работавшим рядом с Восом и в те же сроки, является, как бы, главным свидетелем обвинения в деле "мировое альпинистское сообщество против Барта Воса", - количество этой почты перевалило через 50кб - 20 печатных страниц!

Мне, как редактору сайта, претит мысль ввязываться в этот дурно пахнущий процесс. Неприятно читать Воса, фальсифицирующего свое восхождение на одну из высочайших вершин мира, смакующего некоторые моменты в поведении своих товарищей не в самые простые и легкие для них минуты. Но также противно наблюдать, с каким радостным остервенением вцепились в него журналисты и - да! - и альпинисты тоже. Вцепились в него и, тем самым автоматически, друг в друга. Все мы, и горовосходители тоже, все - не ангелы. Пусть даже кто-то в пылу ожесточенной схватки с природой оказался недостаточно скромен, а другой, не найдя в себе воли и сил для преодоления последних метров, потом, в момент физического изнеможения и психической депрессии, ищет виноватых вне себя, пусть, после того, как все осталось позади, кто-то чересчур расслабился и перебрал спиртного, - это что, достойный материал, чтобы тратить свое время, писательский труд и талант (если он есть)? Мы что, для того ходим в горы, чтобы потом - с помощью высочайших электронных технологий - демонстрировать на весь мир худшее в нас? Возможно, для журналистики все эти "жареные" факты, интервью "с перцем", все это - хлеб. Но так ли уж нужно стремиться этот хлеб заработать?

К сожалению, в создавшейся ситуации продолжать держаться полностью в стороне от полемики оказывается невозможным. Единственное, что мы сочли для себя допустимым, - поместить на нашем сайте заявление А. Мошникова, касающееся гипотезы о восхождении Б. Воса на Дхаулагири, и статью голландской журналистки Мильи де Зварт в газете Algemeen Dagblad от 3 марта о его путешествиях на Эверест и Дхаулагири. Рассказ Мошникова об экспедиции ЦЭТ Нева можно также найти на наших страницах. Он был опубликован в 1997м. Кроме того, мы помещаем несколько фотографий Дхаулагири - Белой Горы, как напоминание..., как символ... За всем остальным, включая фрагменты из книги Б. Воса, читатель может обратиться на сайт петербургского туристского бюро TopSportTravel.

С.Калмыков

 

7 марта 2000 г.

"Черный лебедь" на Белой Горе или дела давно минувших дней

А. Мошников

Речь идет о сольном восхождении по новому пути на вершину Дхаулагири (8167 м) в Гималаях в 1996 году голландца Б. Воса.

Судьба была благосклонна, и мне посчастливилось стоять на вершине 21 октября 1996 года. Это была трудная экспедиция - погода противилась, и обильные снегопады и ветры не позволили многим экспедициям достичь вершины той осенью. Несмотря на погоду мы прекрасно сотрудничали с японской экспедицией и голландцем Бартом Восом, который в третий раз приехал сюда добиваться успеха. Неожиданно, спустя несколько лет, история получила продолжение...

Точнее уже на следующий, 1997 год, и в 1998м я получил ряд запросов от голландских журналистов с неожиданными для меня просьбами подтвердить, если это возможно, сольное восхождение Воса по новому пути. Честно говоря, мне не хотелось выступать этаким разоблачителем и уличать человека во лжи.

По нескольким причинам:
- мы вместе выбирались из-под горы, провели несколько дней в борьбе с разбушевавшейся стихией, помогая друг другу, и находились на волосок от смерти...
- Барт Вос много сделал для популяризации любимого мной горовосходительства (лекции, слайд-шоу, книга...), а был ли человек на горе в реальности или только в мечтах и видениях, - для меня имеет равное значение;
- я не знал, не видел в документах того, о чем конкретно писал Вос, и какие заявления он делал;
- члены нашей команды, которые находились рядом с ним во время восхождения, отказались на тот момент отвечать на вопросы голландских журналистов о восхождении Барта, хотя в личных беседах подтвердили, что он был с ними и до вершины не дошел.

Я переслал Барту вопросы и попросил прокомментировать, чем они вызваны, но ответа не получил.

Почему же сейчас я вернулся в столь отдаленное время, и какое мне до него дело? Изменились обстоятельства. Меня навестили две голландские журналистки и показали книгу Барта Воса о его восхождении соло по новому маршруту на Дхаулагири. Грустно было, когда я прочитал переведенные выдержки из книги, которые свидетельствовали о негативных чертах поведения и характеров русских альпинистов.

Vos' route as declaredВосхождение Барта Воса по новому пути на Дхаулагири, маршрут которого представлен на схеме вместе с графиком восхождения [см. рис. слева, щелкни мышкой, чтобы увеличить - С.К.], явилось плодом его воспаленного воображения, не было реальностью. Он двигался с русской командой по нормальному пути c северо-востока, использовал вырытые нами пещеры. У меня сохранились дневниковые записи и фотографии. К сожалению, Барт Вос не был на вершине, не прокладывал нового пути, тем более соло!

Почему к сожалению? Мне бы хотелось, чтобы это восхождение было. Тогда не надо было бы с горечью осознавать, что этот человек не дотянул до высокого звания восходителя. Когда предают любимое тобой дело, романтика уходит, а остаются расчет, деньги и незаслуженная, а потому дешевая, популярность. Мне искренне жаль Барта Воса. Он так ничего и не понял в этом огромном и прекрасном мире гор.

Dhaulagiri, the normal route from NE
Дхаулагири, классический путь с сев.-вост.
10/20/2000, camp on 7400m
20 октября 1996 г., установка лагеря на 7400м.
On the NE rib, 7550m
Восходители на сев.-вост. ребре, 7550м.

 

Ложь восходителя

Милья де Зварт

[Излагаемое ниже сообщение было послано М. де Зварт 3.03.2000 по электронной почте в несколько адресов, включая ЦЭТ Нева. - С.К.]

Настоящим посылаю, как я обещала большинству из вас, некое суммарное заключение по публикациям о Барте Восе, которые выходят сегодня и завтра в моей газете. Спасибо за вашу помощь мне в отделении правды от лжи.
До следующих встреч,
Милья де Зварт.

Сегодня, 3 марта 2000 г., под заголовком "Ложь восходителя" я опубликовала следующий материал:

Альпинист Барт Вос никогда не делал восхождений на вершины Эвереста (8848 м) и Дхаулагири (8167 м) в Гималаях. Так говорит Мариска Моурик, которая присоединилась к Восу в эверестской экспедиции 1984 г., в разоблачающей книге "Однометровый Эверест", которая сегодня выходит из печати.

Заявление Воса, что он - первый голландец на Эвересте, всегда было сомнительным. Но впервые член экспедиции опровергает это заявление публично. Что же до его, так называемого, "Олимпийского" достижения на Дхаулагири 17 октября 1996 г., то в этом случае никто даже и не подозревал Воса во лжи.

Однако, наведенные в Непале справки позволили выяснить, что успех Воса был немедленно поставлен под сомнение прямо на месте. Эди Коблмюллер, руководитель маленькой австрийской экспедиции, которая достигла вершины двумя неделями позже, высказался неприязненно. Владеющий альпинистской школой в Линце австриец не верил Восу. Он сказал, что "Нидерландец" Вос среди восходителей на Дхаулагири имел кличку "Никогдаландец" [по-английски "Netherland-man" и "Neverland-man" звучат похоже - С.К.].

Вернувшись в Голландию, Вос сказал, что русские альпинисты стали свидетелями его достижений на Дхаулагири. Но члены русской экспедиции были потрясены, когда встретились с заявлениями Воса.

В противоречие декларациям Воса, которые были поддержаны его офицером связи в Непале, русские утверждают, что даже не знали, что голландец регистрировал свое восхождение в качестве успешного.

Русские сохраняют теплые воспоминания о щедром мистере Восе. Но как раз в те дни, когда Вос, в соответствии с его заявлениями, в одиночку работал с веревкой на непройденной до того восточной стене Дхаулагири, они встречали его на классическом пути на северо-восточной стороне вершины. Они даже сделали фотографии с автоматически зафиксированной датой.

Вос настаивает на своей версии, хотя и допускает, что кое-что из нее могло происходить одним-двумя днями раньше или позже. "Вот моя трактовка. Я не могу понять, почему русские заняли такую позицию. Я только могу догадываться об их соображениях, но я не хочу делать этого." Вос говорит, что встречал русских на горе, но это было той же осенью раньше.

В 1997 г. Моурик случайным образом обнаружила, что успех Воса на Дхаулагири основан на фантазиях. Это побудило ее раскрыть, наконец, правду о голландской экспедиции 1984 г. на Эверест. Моурик шла вместе с Восом до высоты 150м ниже вершины. Она говорит, что Вос был слишком не в форме для каких бы то ни было достижений.

Эта история опирается на большое количество сведений, полученных в ходе интервью от русских восходителей Анатолия Мошникова, Николая Пимкина, Алексея и Николая Шустровых, Михаила Гаврилова. Мошников объявил Барта Воса "персоной нон грата".

Что касается Эвереста, к той истории следует добавить, что шерпа Ганеш Гурунг позднее в официальном заявлении утверждал, что он с Южной вершины махал рукой Барту Восу, когда тот достиг Главной вершины. Но первая голландка на Эвересте, Катья Стаартьес (май 1999 г.), говорит: "Невозможно видеть Южную вершину с Главной".

Кроме того, вот реконструкция ситуации на Эвересте в 1984-1985 г.г.
3-10-1984 Грег Мортимер и Тим Маккартни-Снэйп нашли вершину совершенно чистой. Маккартни говорит, что Мортимер оставил там маленькую вещицу - игрушечного медвежонка - и прядь детских волос.
8-10-1984 Барт Вос ничего не видел на вершине, он говорил, что китайский треножник исчез, но он мог прочесть это в какой-нибудь книге. Он рассказывал, что на Ступени Хиллари нашел веревки, и позднее говорил репортеру, что Крис Бонингтон, который поднялся на Эверест следующей весной, использовал их. Но Бонингтон, когда его об этом расспрашивали, отрицал это: "Когда мы поднялись к Ступени Хиллари в 1985 г., там не было веревок - она была совершенно чистой".
15-10-1984 Золтан Демьян нашел на вершине маленького медвежонка и синий кислородный цилиндр. Могло быть так, что ветер сдул снег, который покрывал этот синий кислородный цилиндр между 3м и 15м октября. Демьян пришел по маршруту через Южный контрфорс и, когда он вышел на классический маршрут, он нашел следы, которые сильно помогли ему пробиваться по глубокому снегу. Но эти следы остановились на Южной вершине и повернули обратно.
20-10-1984 Фил Эршлер достиг вершины и нашел этот синий кислородный цилиндр. "Невозможно было не заметить его", говорил он.

Если Вам хочется узнать больше, посмотрите на следующих сайтах:
http://www.ad.nl
http://www.tst.spb.ru
http://www.cetneva.spb.ru

В субботу, 4 марта, в журнале AD [Algemeen Dagblad - С.К.] мы публикуем интервью с Мариской Моурик и часть одной из глав ее книги (контакт с издателем по телефону +31 20 5249800).

Милья де Зварт
Algemeen Dagblad / AD Magazine
+31655783039
e-mail: m.dezwart@admagazine.nl